Опрос
На данный момент существует начальная максимальная цена контракта (НМЦК) на услуги охраны. Считаете ли Вы целесообразным введение минимально-допустимой цены контракта (МДЦК) на охранные услуги?

ЕЩЕ РАЗ О ЗАКОНЕ, ИЛИ КУДА БЫ ДЫШЛО НИ ВЫШЛО

Александр БАСИСТОВ — Председатель Союза предприятий и организаций негосударственной сферы безопасности Республики Башкортостан  

Ознакомившись с июльским номером журнала «Мир безопасности», обратил внимание на некоторые материалы с цифрами о достижениях охранной системы. Охраняется 1,4 млн объектов, количество охранников — 670 тыс., количество охранных структур — 17,5 тыс. Попробуем проанализировать их и понять, много это или мало.

Из вышеприведенных официальных данных, путем простых арифметических действий мы получаем весьма интересные результаты, которые никак не укладываются в жизненные реалии и в простую логику.

Итак, что мы видим:

  • в среднем один ЧОП охраняет — 80 объектов;
  • в том числе физической охраной — 34 объекта (без пульта);
  • в одном ЧОПе числится — 39 охранников;
  • 1 охранник охраняет — 2 объекта;
  • в том числе физической охраной — 1 объект (без пульта).

При средней цене договора на охранные услуги в 1,17 млн рублей (данные по РБ за 2021 год) мы получаем, что один ЧОП имеет доход около 40 млн рублей.

Лимит численности при УСНО 6% — 100 человек, доход — 164,4 млн рублей.

Таким образом, финансово-экономическая эффективность в среднем не превышает 24%, на этом же уровне находится создание рабочих мест для трудоустройства охранников (39%).

Кстати, цифра количества охраняемых объектов отражает количество договоров, а объектов может быть значительно больше. Как принято в охране, объектом считается охраняемое отдельно стоящее здание, территория с группой зданий одного назначения, отдельно охраняемое помещение в неохраняемом здании, отдельно расположенные площадки, транспортируемый груз, физлицо, сопровождаемое охранником.

Эффективность использования труда охранника вообще выходит за рамки реальности, составляя видимость охраны одного-двух объектов круглосуточно одним охранником. Реально 670 тыс. охранников могут охранять не более 150 тыс. объектов в соответствии с ТК РФ и приведенными данными, т. е. 1630 объектов на субъект.

В то же время, если принять суточный режим одного поста охраны на объекте, то численность охранников в России должна быть где-то около 2,7 млн человек в соответствии с законодательством, еще 15–17 лет назад она оценивалась около 1,6–1,8 млн человек, т. е. за это время уменьшилась в 3 раза, что говорит о низком уровне менеджмента и правового положения негосударственной системы охраны. Понятно, что фактическое количество охранников не сократилось, а ушло в теневой сектор, работает под другими должностями, однако стагнация охраны налицо.

Сегодня впору вспоминать забытое старое, закупать берданки, побольше соли и тазики для отмачивания, тем более что такой не летальный метод обладает хорошим воспитательным эффектом и надолго запомнится.

Интересен еще один аспект — это пультовые объекты, точнее количество договоров. Опять же договоры не являются задействованной емкостью пультов, которая может быть значительно больше.

Если принять, что в среднем достаточно хорошо развивающийся и окупаемый пульт (ПЦО) должен иметь около 1000 объектов охраны, то в стране в каждом регионе расположены около 9–10 ПЦО, что говорит о том, что это направление деятельности все же почти сохранило свои позиции с советского времени, однако дальнейшего развития не получила.

В качестве примера развития охраны можно привести развитие вневедомственной охраны Республики Башкортостан, в котором я сам принимал участие. За 15 лет (до развала) число охраняемых пультом квартир и других мест хранения личного имущества граждан увеличилось более чем в 20 раз, численность милиции — более чем в 10 раз и даже сторожей, контролеров и стрелков ВОХР — в 4–5 раз. По отчетным данным на 1 января 1985 года в Республике охранялось более 20 тыс. объектов, в т. ч. 12,5 тыс. — пультом и в т. ч. 7,5 тысяч квартир. По охране квартир Республика устойчиво занимала 4 место в России.

Новый Закон должен учесть все эти проблемы и обеспечить развитие охранной отрасли. Если мы этого не добьемся и не создадим условия, то судьба охраны предрешена, и эксперимент можно считать неудачным.

Мое видение нового Закона об охранной деятельности строится на нескольких основных принципах.

ПЕРВОЕ

Закон должен отражать запретительные, ограничительные и регулятивные функции, при этом они остаются неизменными, если принципиально не противоречат Конституции или другим основополагающим Законам общей Государственной безопасности.

ВТОРОЕ

Все остальные положения должны быть предоставлены в распоряжение Субъектов рынка, при этом контрольно-лицензионная работа и контроль за оборотом оружия остается в Росгвардии. При нарушении запретительных норм их решение происходит по-прежнему в судах, а ограничительные и регулятивные могут рассматриваться в третейских судах (хотя бы в ТПП РФ и регионах).

ТРЕТЬЕ

Данное построение Закона предполагает, что должно быть Приложение к Закону, например «Руководство по Управлению, организации и взаимодействию охранных структур», в котором приводятся методики, нормы работы, способы решения вопросов, разъяснения для применения, формы документов, типовые документы и другие.

Приложение может ежегодно корректироваться в соответствии с сегодняшним временем или изменением обстоятельств деятельности, т. е. гибко изменяющегося компонента Закона.

ЧЕТВЕРТОЕ

Это, прежде всего вопросы развития системы охраны, которые могут быть обеспечены, только если мы постоянно учитываем положительный опыт работы и отбрасываем отрицательный.

Таким образом, нам необходимо выявлять, запрещать и ограничивать отрицательное и расширять применение положительного.

Это можно сделать, если выявлять данные вопросы и проблемы своевременно, информировать всех и собирать желающих применения в Субъектах для ознакомления, наглядного видения, постановки Задач по внедрению, с тем чтобы в дальнейшем распространять положительные решения и развития охраны в РФ.

В дальнейшем положительные аспекты могли бы отражаться в Приложении к Закону и принимать форму нормы для исполнения.

Сегодняшние сборы, совещания, конференции еще в советское время были признаны неэффективными, т. к. резолюции с лозунгами «принять, опустить, предложить, перестроить» ни к чему и никого не обязывали и конкретику не формировали.

Соответственно, должен быть свой информационный рупор, которым вполне может стать журнал «Мир безопасности».

ПЯТОЕ

Данное построение Законодательства обеспечивает неизменность основной части и гибкость дополнительного Приложения Закона, что, безусловно, позволит развиваться отрасли.

Возникают вопросы об Управлении этим процессом, организацией деятельности и принятия решений по творческим инициативам об их положительном или отрицательном значении.

На мой взгляд, таким органом должен стать «Центр по руководству охранной деятельности НСБ» (или Центр по руководству НСБ), который строится на паритетных началах, но обязательно с Государственной составляющей, т. к. НСБ — это часть Государственной безопасности страны и политики Государства.

ШЕСТОЕ

Все нормы, нормативы должны приниматься с учетом уже существующих или планируемых и разрабатываемых. При необходимости информацию отразить в Законе (в отсылочной форме или перечнем), а их у нас уже достаточно много накопилось, об этом даже РСПП информировало читателей журнала. Возможно, что некоторые из них необходимо переработать или обновить.

Таким образом, эта работа не ограничивается только одним Законом, и долг каждого из нас — высказать свое мнение и внести предложения. Народная мудрость гласит: «Закон что дышло, куда повернешь туда и вышло» и надо, чтобы повернуло в нашу сторону.

Дата публикации: 2.11.2022