Лица, НСБ

Я горжусь своей профессией охранник!

Кто-то в детстве мечтал стать космонавтом, кто-то артистом или врачом, а наш собеседник всегда мечтал быть охранником! И что самое интересное, это желание не осталось просто детской мечтой, а вылилось в нечто большее, чем просто профессия охранника. Сегодня в гостях у нашей редакции человек, воплотивший мечту в жизнь и основавший мощную и перспективную систему для предприятий охранного бизнеса собственник Управляющей Компании «Франчайзинг Б» — Егор Шипицин.

— Здравствуйте, Егор Игоревич! Вы сибиряк, а сибиряки, это степенные, надежные люди со своим взглядом на жизнь и отношения. Расскажите, как в далекой сибирской глубинке, появился вот такой человек, Егор Шипицин. В какой семье росли, о чем мечтали? Немного биографии.

— Родился я в Усть-Удинском районе в селе Юголок, Иркутской области. На родине писателя Валентина Распутина. Учился в его школе, до сих пор это действующая школа-музей. От Иркутска моя деревня находится в 300 километрах. Деревня стоит в красивом месте, ухоженная, продвинутая, асфальтированная, есть свои магазины. Рядом большое Братское водохранилище. Там я рыбачил, охотился, там же и учился жизни. Родители мои — учителя. Мама учитель русского языка и литературы, а также психолог. Сейчас она директор школы. На тот момент, когда я был школьником, она сама параллельно училась, получала второе высшее образование. Мама всегда обучалась, постоянно совершенствовалась, сейчас у нее два высших образования. Папа — тренер по боксу, учитель физкультуры. В общем рос я в семье преподавателей, где один родитель много учился и заставлял меня впитывать все положенные знания на отлично, а второй — закалял мои душу и тело, прививал мужские привычки. По-настоящему мужские, так как я жил там, где тайга и медведи. Он обучал меня ориентироваться и выживать в лесу, разводить костер, охотится, рыбачить, и не только с ним, а обязательно в одиночку. И это было обычной практикой, отец специально оставлял меня в лесу, с костром, чтобы я один ночевал, нашел и приготовил себе еду. Таким образом он меня закалял и воспитывал, чтобы развить и укрепить внутренний стержень.

— Один — учитель физкультуры, воспитывал настоящего воина и бойца. А второй учитель — прокачивал интеллигентную часть. Взрывная смесь, каких мало. Но в вас эти две противоположности гармонично сосуществуют. Как так получилось?

— Я не делил свое воспитание на папино и мамино, а воспринимал его, как две части единого целого, то есть по сути одно и тоже, но доведенное разными методами и способами. По сути папа обучал меня выживанию в дикой природе и агрессивной среде, умению защитить себя физически, а мама — как себя вести в обществе и защитить себя с помощью знаний и моральной выдержки. Они много раз повторяли, что у меня должен быть стержень, и что прежде чем что-то сказать или сделать, надо прежде всего думать о действиях и последствиях, уметь анализировать и делать выводы, а для этого я должен тренировать тело, ум и дух, читать, изучать, вникать, чтобы учиться не на своих ошибках, а на чужих… Читал я много, и до сих пор много читаю, привычка и тяга к новым знаниям.

А что касается того, кем я стремился стать, будучи школьником и студентом… Школьником узнал, что есть профессия охотовед, который охраняет животных. Кстати, когда охотился и рыбачил, всегда гуманно относился к добыче любых ресурсов. Мама и папа очень щепетильно относились к этому вопросу, они говорили о том, что мы добываем мясо или рыбу только для себя, для того, чтобы поставить на стол и самим поесть. Никогда не на продажу. Только для пропитания семьи.

И конечно я видел браконьеров, которые вылавливали рыбу просто так, а потом либо продавали, либо выбрасывали, либо скармливали поросятам.

Особо тяжело было видеть, как ради денег или развлечения били косуль и изюбрей. В тот момент у меня в голове щелкнуло, что мне надо охранять. И я начал себя воспринимать как защитника, поставленного охранять животных, природные ресурсы, природное богатство, лес. В то время как раз очень сильно вырубался лес, и мне не нравилось, когда появлялись большие просеки. В последствии я узнал о такой профессии, как охотовед, и принял решение, что буду поступать на эту специальность. Сначала были мысли учиться на егеря, но мама сказала, что это средне-техническое образование, а надо поступать на высшее, на охотоведа. ВУЗ, где можно было получить специальность охотоведа был один на Сибирь и Дальний восток, и конкурс на выбранную специальность огромный, но я поступил!

Будучи студентом (на втором курсе) я начал заниматься карате, хотя у меня были неплохие результаты в боксе. Так получилось, что я попал в коллектив спортсменов, и в этом коллективе была организация карате Киокушинкай. Мне повезло не только с дружным коллективом, но и с тренером-наставником. От него я в дальнейшем и узнал, что такое охрана.

Будучи учителями, мама с папой не так много зарабатывали, и мне необходима была подработка, но такая, чтобы не мешала учебе и спорту. Тогда-то наставник мне и сказал: «О! Ты же охотовед! Охрана для тебя близкая профессия, там ты охраняешь животных, а здесь то же самое — надо охранять людей. Просто там ты с ружьем по лесу бегаешь, а здесь они сами к тебе придут и надо с ними уметь общаться, уметь разговаривать».

Так я познакомился с охранным бизнесом. Мы охраняли ночные клубы, бильярдные, казино, в основном объекты развлекательной сферы. Самое главное, чему меня научил наставник — любую конфликтную ситуацию можно разрешить путем переговоров. Необходимо общаться, понять одну сторону конфликта, вторую, развести их, поговорить и разрешить сложившийся конфликт словами, мирно. Хотя при всем при этом и он, и я были спортсменами и могли в случае необходимости применить физическую силу. Но наставник учил решать проблемы именно переговорами.

Мне, парню из деревни, поначалу тяжело было учиться решать конфликты переговорами. Там, где я вырос, никто не любил разговорчивых. У нас сказал — сделал, либо если не сделал — сразу получил по лбу. Это происходило молча, без лишних слов. Если виноват — получаешь, что заслужил. А здесь необходимо было общаться, объяснять, доказывать, почему человек не прав, почему такая ситуация, как ее разрядить, как решить конфликт. Когда наставник меня стажировал, то объяснял, что охранная деятельность, безопасность — это очень сложная и ответственная работа. По большому счету мы спасаем людей от будущих проблем.

В жизни все взаимосвязано: сегодня пообщался с человеком — пресек правонарушение, завтра объяснил, что нельзя выражаться нецензурно или махать кулаками в нетрезвом виде, указал какие неприятные последствия могут наступить — спас от более тяжких последствий, которые могли наступить, не вмешайся я вовремя.

Я начал понимать, что охрана — это именно то, чем я хочу заниматься в жизни.

— Насколько мы знаем, у вас не одно высшее образование…

— На сегодняшний день у меня два высших образования и плюс подготовка по системе MBA, систематизация бизнеса. Закончив факультет охотоведения, я сразу, в тот же день как получил диплом, поступил в Академию Права и Бизнеса на специальность «юрист гражданско-правовых отношений».

По первому образованию дипломную работу я защитил по теме «Экономика в сфере туризма». (Составил бизнес план для определенного хозяйства.) Защитился на отлично с внедрением в производство.

Второй диплом я писал по неизведанной на тот момент для всей академии теме — это договорные охранные услуги, «Договор оказания охранных услуг». Как оказалось, моя дипломная работа в данной сфере была первой не только в Иркутской области, но и первой в стране!

Так что второй диплом и дипломная работа касались непосредственно той специальности, которой я посветил свою жизнь.

— Отец прививал вам любовь к боксу и единоборствам. А на данный момент каким видом спорта занимаетесь? Как поддерживаете себя в такой великолепной форме?

— Да, в юности я занимался боксом. Папа на тот момент был КМС по боксу и тренировал меня. Но на втором курсе Сельхозакадемии, как я уже говорил, начал заниматься и увлекаться карате, им и занимаюсь до сих пор. Приучил детей к этому виду спорта, недавно ездил в лагерь, где были тренировочные сборы, и трое моих детей сдавали экзамен. Все сдали, молодцы. А четвертый — самый маленький, был рядом, помогал.

— Получается, вы многодетный отец? И какой возраст у ребятишек?

— Старшему сыну 16, второму — 13, третьему —10 лет и младшему — 2 года.

— Сейчас не то чтобы редкость, но мало встретишь так, чтобы детей было больше двух. Четверо — это уже серьезно. А жена дочку не хочет?

— Хотели девочку, два раза, но оба раза получился мальчик. Мне сказали, что гены сильные мужские. Супруга смотрела по каким-то там показателям, сказала, что шестой должна быть девочка. Но я пока не решаюсь.

— Похоже у вас супруга с сильным волевым характером, раз уже запланировала 6 детей! Значит уверена в вас и вашей карьере! Как говорится: «За каждым успешным и обеспеченным мужчиной стоит умная и хозяйственная женщина!»

— Так оно и есть. Мы изначально поделили обязанности между нами. Я добытчик, глава бизнеса, а глава семьи — это супруга.

С ней мы с 19 лет, на сегодняшний день мне 38, а значит я женат половину своей жизни. Как познакомились, так больше и не расставались, всю сознательную жизнь она со мной. Подбадривает, наставляет, взяла на себя семейные заботы: быт, досуг, обучение и воспитание детей. На мне только каратэ, охота и рыбалка.

Финансы тоже ее вотчина, по первому образованию жена бухгалтер, очень дотошная и внимательная. В скором времени получит второе юридическое образование. Сейчас она занимается сферой закупок по 44 и 223 ФЗ. Но, как про специалиста мы о ней в следующий раз расскажем. Дело в том, что она воспитывает даже не четверых, а — включая меня — пятерых пацанов! Так что общая дисциплина в семье — это тоже от нее идет.

— То есть вы в семье подчиненный, а на работе начальник?

— Именно так. Чтобы я пришел домой и начал в грязных резиновых сапогах по дому ходить, могу сразу этим же сапогом и получить. Тут все очень просто.

Дарья у меня строгая. Для всех в семье есть свои регламенты и чек-листы, боимся что-то нарушить. Дарьино «ай-яй-яй» это вам не какие-то там санкции…

— Дети — цветы жизни! Растут правда быстро и пересаживаются в другие клумбы! Вы с женой планируете влиять на выбор детей в профессии либо в спорте, либо в образовании? Или дадите им свободу самим принимать решения?

— Дам свободу своего решения, но все равно буду направлять. Не всегда дети сами могут понять и сделать правильный выбор. Я считаю, что пока не исполнился 21 год — ты все равно еще ребенок в голове и в поступках. И до этого возраста я буду направлять и подсказывать. Но глобально менять ничего не буду, как примут решение, так и будет. У меня была такая же история. В юной голове витали разные идеи, порой не очень хорошие, но мама и папа всегда беседовали со мной, давали советы, подсказывали. Они просто спрашивали: «А ты как думаешь? А если здесь вот так сделать? Какую цель ты перед собой ставишь делая именно так, а не иначе?» Мы много раз моделировали разные ситуации и анализировали профессии, которые приходили мне в голову. И, в конце концов, за рассуждением и общением пришли к тому, что мне действительно было интересно и нужно… Здесь такая же история. Наверное, буду все-таки корректировать и подсказывать, а так будет свобода. Ну или легкий тоталитарный режим.

— Как в итоге так получилось, что профессия охотоведа отошла на второй план, а профессия охранника вышла на первый?Поменялись приоритеты?

— Да. Мне стало интересно в охранном бизнесе. Во-первых, потому что я был молод, мне была интересна сама тема развлекательных учреждений, и я вроде как парень, которому не надо ходить по ночным клубам, ты ведь всегда там присутствуешь, все видишь изнутри, всех знаешь, находишься в гуще событий. И, самое главное, ты можешь на все и всех влиять, контролировать порядок и обстановку в помещении. Проработав в этой сфере всего лишь 1 год, под руководством наставника, я навел порядок в охранной структуре, и меня, как специалиста, стали приглашать во вновь открывающиеся ночные клубы с нуля организовать, выставить и настроить работу охраны. Платили хорошее вознаграждение. Везде, где я организовывал охрану, она продолжала работать без сбоев многие годы. Последний ночной клуб, который открывал именно я, закрылся в период пандемии коронавируса.

— Когда пришло решение создать свою частную охранную организацию?

— Решение пришло не мне, а одному из моих наставников и кумиров — Шихану, Александру Васильевичу Классену, очень известная личность в спорте.

Он мне подсказал, что надо выходить на новый уровень: «Егор, ты, как специалист, знающий охранный бизнес, востребован, пора тебе открывать свое охранное предприятие, получать лицензии, выстраивать бизнес!»

Я тогда не вникал, что такое лицензия, у кого что получать, как открывать организацию? Я был молод и не понимал, зачем нужно, чтобы все было легально? Тогда наставник мне доходчиво объяснил, в чем разница между «вышибалой» и охранником ЧОП. А чтобы не откладывать дело в долгий ящик мне в помощь дали бухгалтера и юриста от компании моего руководителя. Вот так я открыл первое охранное предприятие и начал постигать суть и основы профессии (в этот момент я уже учился на юриста). Начал понимать, как регистрируются компании, как формируется устав, какие существуют инструкции, положения, как с этим со всем работать. Начал разбираться во всех этих вопросах и изучать те сферы деятельности, с которыми пришлось столкнуться: кадры, бухгалтерию, юриспруденцию, маркетинг, учиться продажам, закупкам и многому другому. Пришлось перелопатить кучу информации, учебников и пособий, можно сказать я два года после открытия ЧОП потратил только на самообразование. Хорошо, что были уже объекты, которые мы взяли под охрану, а точнее официально перезаключили контракты. Два года мы просто стояли на одном месте, пока я учился и учился.

— А весь тот комплекс созданных и основанных вами подразделений, как я понимаю, появился в результате этой вашей интенсивной учебы?

— Можно сказать и так, но как ни странно основную мысль мне опять-таки вложил в голову Классен А. В. Изначально первое предложение поступило от него. Как-то в одном из разговоров он сказал: «Егор вот ты нанял себе сейчас кадровика и сам параллельно изучаешь эту деятельность. Не интересно ли тебе взять и открыть свою кадровую компанию, оказывать услуги другим? У нас большая спортивная организация. У кого-то есть ресторанный бизнес, у кого-то развлекательные учреждения, да мало ли куда нужны кадры. Почему не создать свое агентство, тем более, что те же кадровики у тебя есть, нанимают охранников, пусть нанимают и в другие бизнесы и за это получают дополнительное вознаграждение!»

Я пообщался на эту тему со своим главным кадровиком. Он почему-то решил, что может ставить мне условия: «Нет! Я пришел только на ваш бизнес и буду заниматься только вашими сотрудниками!»

Я понял, что дальше не смогу с этим человеком работать. Пришлось менять. Следующего кадровика я уже подбирал с учетом того, что мы будем охватывать разные сферы деятельности, а не только охранный бизнес. В дальнейшем вдумчиво и без аврала была создана первая кадровая компания, которая уже почти 3 года успешно работает на рынке.

Именно опыт с кадровой компанией вселил в меня уверенность в своих силах и дал толчок для комплексного развития бизнеса. Мы подобрали и воспитали таких руководителей, которые решив стать учредителями и генеральными директорами в своих направлениях сплотили и повели за собой людей, сумев совместно и грамотно масштабировать бизнес. Как результат — появилась юридическая компания, после этого — бухгалтерская и маркетинговая. То есть наша команда создавала компании в тех направлениях, которые снимали часть бизнес- и орг- вопросов с собственников, позволяя направлять основные усилия на развитие профильного направления.

— Я правильно понимаю, Егор Игоревич, что изучив лично достаточно много специальностей, пройдя через все трудности и проблемы, которые присутствуют в охранном бизнесе, вы предложили своим руководителям создать предприятия разных направлений, которые потом привлекли для обслуживания вашей франшизы?

— К этому надо было еще прийти… Я как и многие коллеги, чтобы перенять опыт, ездил на разные мероприятия руководителей связанных с охранной деятельностью. Наши организации вступили в ФКЦ РОС и другие объединения как в Сибири и Москве, так и в других регионах. И как-то на одном из форумов, где присутствовало около 180 руководителей ЧОП со всей России от Владивостока до Москвы, организаторы начали задавать вопросы: какие у вас есть проблемы, как бы вы хотели их решать?

Большая часть руководителей вставали и говорили одно и то же: нам бы вот какую-то общую юридическую компанию, которая бы обслуживала; у нас проблема с кадрами, бухгалтерией; у нас проблемы с обучением охранников; у нас проблемы с демпингом; у нас проблемы с закупками.

Я слышал одни и те же проблемы по всей России и понимал, что аутсорсинговые компании могли бы решить большинство проблем собственников ЧОП.

Скажу откровенно, изначально мысли о франшизе не было. Была цель организовать грамотное взаимодействие между отдельными компаниями без постоянного контроля со стороны ЧОПа, которое у них на сопровождении. Для этого была создана Управляющая компания, которая для оказания комплексных услуг привлекла аутсорсинговые компании наших партнеров в качестве субподрядчиков.

Мы сделали упор на то, чтобы наши аутсорсинговые компании были сильными профессионалами, грамотными, знающими сферу частной охранной деятельности от А до Я. И уже на этом этапе пришла идея создать франшизу, как комплексный готовый продукт. Ну и зарегистрировать товарный знак, чтобы это все закрепить. Обкатали структуру на союзных ЧОП, чтобы получить опыт, который в дальнейшем поможет в становлении и масштабировании бизнеса.

После того, как проект стал успешно работать, мы предложили его участникам приобрести франшизу на выгодных условиях, как первым франчайзи. Согласились все, так как наглядно убедились, что бизнес развивается: увеличился оборот, появились новые заключенные контракты и сделки. А самое главное в том, что мы научились работать на большой территории от Владивостока до Москвы, научились планировать, организовывать и контролировать.

Есть у нас и свое ноу-хау. Дело в том, что изначально в структуру управляющей компании мы ввели очень интересный и важный блок, которого не хватает практически всем руководителям в любом бизнесе, в том числе и нашим руководителям, моим коллегам с охранной отрасли — это финансовое планирование. Данный инструмент позволяет прогнозировать ежемесячное, квартальное, ежегодное и трехгодичное финансовое планирование. Сейчас в России тяжело заглянуть на 10 лет вперед, можно сказать практически нереально, поэтому мы начали с годового планирования и у нас получилось! В настоящее время мы уже выставляем определенные задачи на три года и в принципе пока идем по плану. В дальнейшем основным фокусом управляющей компании будет помощь именно в финансовом планировании. Практика показала — если нет финансового планирования, то нет понимания развития бизнеса, как и понимания почему у тебя показатели не растут или почему падают. Финансовое планирование необходимо компаниям, эти моменты надо учитывать и в них надо разбираться.

Одна из моих любимых книг — это «Искусство войны». Думаю, руководителям охранных предприятий, тем, кто проработал в правоохранительных органах, занимался какими-то силовыми вопросами, в принципе можно ее не читать. Но вообще «Искусство Войны» очень интересный трактат, где с первой главы говориться, что главное — это расчет. Бизнес — та же война, где без стратегии и расчета ты только проиграешь, а для того чтобы считать, необходимо уметь планировать.

— В «Искусстве войны» есть выражение: «Сядь на берегу реки, и вскоре ты увидишь, как мимо тебя проплывет труп твоего врага».

— Так можно и замерзнуть. Там очень много хороших изречений, просто применять их надо по-современному. Эта книга была написана давным-давно. Здесь главное понять суть, понять философию.

— Это я к тому, что вы-то не сидите на месте и не ждете… Хотелось бы уточнить: насколько я разобрался в вашей системе, вы не только предлагаете франшизу, как какой-то пакет документов, но еще и практически даете готовый бизнес уже с наработанной клиентурой?

— Да, действительно, клиентов мы тоже даем. Когда у нас франчайзи покупает франшизу, то мы ему предлагаем своих сетевых клиентов. Мы не то чтобы прямо даем клиентов, мы даем контакты, связи, делаем коммерческие предложения, проводим продажи, помогаем в этом вопросе. А он, уже как самостоятельная единица, выходит на рынок, делает коммерческое предложение и берет объект под охрану как исполнитель.

В чем удобство нашего аутсорсинга и франшизы? В том, что у владельца бизнеса убираются лишние производственные и бюрократические проблемы и он может заниматься именно охраной объектов. Мало кому интересно заниматься бухгалтерией, продажами, закупками, кадрами, лицензиями, юридическими вопросами и т. п.

Наша франшиза и аутсорсинг как раз нацелены снять головную боль у руководителя охранного предприятия и помочь сконцентрировать внимание на качестве, чтобы не было стыдно за свои услуги.

Мой наставник, Шихан Классен, говорит так: «Если ты наладишь качество услуг охраны, то у тебя сами по себе будут появляться клиенты и объекты, иногда даже рекламу не надо будет давать. Люди зашли — увидели и заключили контракт потому, что им нравится качество».

Для более простого понимания того, что мы предлагаем я проведу аналогию со спортом. Почему за плечами любого чемпиона стоит огромная «команда сопровождения»: тренера, массажисты, диетологи, спарринг-партнеры, менеджеры и директора? Потому что все понимают, что спортсмен должен идти в одном направлении повышать свое мастерство, совершенствовать форму и навыки, тогда будет высокий и мощный результат, а значит признание, слава и деньги! А если спортсмен начнет все делать лично: составлять план тренировок, организовывать трансфер, покупать билеты, разрабатывать диету, делать медицинские процедуры, закупать экипировку, арендовать помещения, вести бухгалтерию, сдавать налоговые отчеты, то он просто перестанет тренироваться и перестанет быть спортсменом. Он станет менеджером.

Вот и в нашем случае УК как раз и является «командой сопровождения», а спортсменом-чемпионом выступает ЧОП-франчайзи.

— На мой взгляд в вашей структуре необходим свой учебный центр, тогда будет полностью законченный продукт. Клиент пришел, заплатил за франшизу и знает, что у него будут вовремя все аттестации, обучение руководства и персонала. Планируете ли вы с кем-то кооперироваться или будете создавать свои учебные центры?

— Вопрос в точку на 100%. Да, действительно, исходя из полученного опыта и получаемого уже в работе с многими юридическими лицами, что связаны с охранной деятельностью, мы столкнулись с необходимостью в обучении руководителей и менеджеров, а также профессиональном обучении охранников. Я сегодня встречаюсь с представителем «Школы без опасности», лично хочу обучиться всем продуктам, которые у них есть и получить компетентную консультацию. Зачем придумывать велосипед, когда уже есть профессионалы, когда есть уже доктора в этой сфере деятельности, готовые программы, разработанные и внедренные стандарты, проще с ними скооперироваться в этих вопросах. История со стандартами очень интересна и мне она нравится. Я считаю, что стандарты должны быть на разные отрасли. В том случае, если «Школе без опасности» это не будет интересно, придется создавать что-то свое. Но на сегодняшний день у нас активно ведется работа по получению лицензии на образовательную деятельность.

— Дай бог, чтобы это начинание претворилось в жизнь, потому как на тот масштаб, который приобретает ваша деятельность, одного обучающего центра маловато. Надеюсь, что переговоры со «Школой без опасности» пройдут успешно.

— На это необходимо время, но я думаю, что со временем мы это сделаем. Обучающий центр действительно необходим. Мы, к примеру, для тех руководителей аутсорсинговых компаний, которые работают с нами, внедрили обязательное требование о том, что все генеральные директора, должны иметь 6 разряд охранника. Хочешь работать и зарабатывать с нами, будь добр пройти обучение. Делается это для того, чтобы руководители с начала и до конца понимали охранную деятельность, знали сколько пунктов в лицензии, какие есть нюансы при лицензировании, работе с охранниками и так далее. На данный момент из 5 компаний, которые у нас есть, в трех руководители уже обучились. Согласитесь, когда руководитель знает азы и нюансы отрасли, ему проще ставить задачи своим сотрудникам, корректировать и направлять их на результат.

— Допустим, обучающий центр есть, все планы, какие были на сегодня решились. Есть ли точка в развитии или планируется что-то глобальное, например, выход на международный уровень?

— Насчет международного уровня мы думали. Мы даже начали предпринимать действия. Посетили несколько стран, провели мониторинг охранного бизнеса, пообщались с коллегами, руководителями ЧОП трех различных государств. В принципе мы со своей франшизой и аутсорсингом могли бы туда уже зайти и развивать бизнес, но в связи с проведением военной спецоперации на Украине, это направление застопорилось.

Скажу больше, в одной из европейских стран руководитель-собственник ЧОО, когда мы все рассказали и объяснили, заинтересовался нашей схемой, проникся: «Давайте открывать, давайте работать! Интересная концепция, мы даже готовы взять на себя часть расходов!» Было составлено письменное соглашение, начали обсуждать текущие вопросы по этой теме, но обстановка поменялась.

— Если европейские договоренности, которые были до СВО, отложены до лучших времен, может есть смысл посмотреть в сторону Азии?

— Там немного другая специфика и ситуация на рынке частной охраны. В Таиланде, к примеру, мы тоже проводили встречу с собственником ЧОП и обсуждали многие вопросы. Его сильно заинтересовала тема с технической охраной. Так как у них в принципе криминогенная обстановка невысокая, им как раз требуются пультовая охранная сигнализация, пожарная сигнализация, обслуживание видеонаблюдения и точно так же финансовое планирование, потому что они в этой истории новички. Тему аутсорса они тоже услышали, стало интересно, но они не понимают, как это применить, как это сделать. Там много нюансов, которые надо обдумать, систематизировать и потом уже идти на рынок.

Есть и один интересный момент по техническим средствам охраны — ими никто не запрещает обмениваться с коллегами из России. Это охранная сигнализация, пожарная сигнализация, система контроля доступа и т. д. В этом направлении с ними можно взаимодействовать и общаться.

— Раз зашла речь о технических средствах, есть ли у вас специалисты, отслеживающие новинки, их апробацию на внутреннем рынке?

— Есть техническая охрана, есть руководители технической охраны. Они входят в блок ФТО — физическая и техническая охрана, где есть инженеры, техники, специалисты, которые занимаются этими вопросами. Они отслеживают рынок, выезжают на форумы и выставки MIPS. Мы участвуем во всех мероприятиях по техническому профилю, тестируем и используем новинки. У нас заключены договоры по техническим средствам с основными производителями, такими как: Барьер, Сократ, Ритм и так далее. С международными брендами мы сейчас не работаем, поменяли на наши, отечественные.

В этом направлении у нас есть кому и над чем работать: техническая охрана, работа над группами быстрого реагирования.

— Все, что касается франшизы и всех ее перспектив, мы еще увидим в этом номере. Вопрос такой: как человек, увлекающийся охотой и рыбалкой, какое-то хобби есть, которое осталось, и на которое выделяется время?

— Бизнес и есть мое хобби! Я продолжаю заниматься карате, но для себя. Уделяю внимание самообороне: ножи, оружие — это осталось. Охота и рыбалка тоже остались, но стало этого чуть меньше, чем раньше. Все-таки больший акцент я сейчас делаю на саморазвитие и образование. Основное хобби сейчас — чтение книг, изучение литературы, обучение. Больше двигаюсь в этом направлении, работаю над собой.

— Все свободное время пускаете на самообразование?

— Дети и самообразование.

— К вопросу о детях… Как часто вы с ними проводите время?

— Не так часто, как хотелось бы, но они относятся к этому с пониманием. Знают, что профессия у меня сложная, где-то недооцененная я бы сказал. Когда еще с детского сада начинаются вопросы: «Папа, а ты кем работаешь, кто по профессии?» Я всегда говорил: «Не стыдитесь говорить, что вы сыновья охранника. Так прямо и говорите: “Мой папа – охранник!”». Я этой профессии ни капли не стыжусь и им в том числе прививаю, рассказываю об охранной деятельности, чтобы они понимали, что это сложный бизнес, нужное направление, полезное социуму. На своем примере прививаю им уважение к профессии, приучаю к тому, чтобы они прислушивались и выполняли требования, если охранник делает им какое-то замечание.

— Как охотник со стажем вы наверняка любите оружие?

— Всегда нравилось оружие. Не как средство, чтобы убивать, а эстетически, возиться с ним, разбирать-собирать, чистить, да просто держать в руках, чувствовать его мощь. Оружие люблю еще, как средство самообороны. Есть старая поговорка из 90-х: «Лучше нету каратэ, чем в кармане два ТТ!» И это правда! Сам занимаясь и зная многих спортсменов в различных видах единоборств, я прекрасно понимаю, будь ты хоть трижды чемпион, но противник с оружием имеет серьезное преимущество. Оружие — это оружие, с ним чувствуешь себя защищенным.

На специальности охотоведа нам с первого курса выдавали разрешение на оружие. Уже на первую практику мы шли с «гладкостволом». И соответственно, к концу обучения в ВУЗе получали разрешение на нарезное. Представляете, молодые ребята, которые уже были с нарезным оружием?!

Я думаю меня поймут многие. Во владении оружием есть своя философия, своя религия, я бы сказал. К каждому виду нужен свой подход, свое отношение, будь то гладкоствольное, нарезное, автоматическое, да даже травматическое, в каждое вкладываешь частичку себя.

— Какие, на ваш взгляд, основные проблемы присутствуют сегодня в охранной деятельности?

— Основная проблема в социальной идентификации профессии, что охранник — равно сторож. Мы сейчас делаем большой информационный блок, в котором наглядно показываем, что профессиональная охрана не равно сторож. Охрана — это охрана, у нее очень много ценных конечных продуктов, а у сторожа нет никаких ценных и конечных продуктов. Сторож не профессия, нет обучающих курсов сторожей, нет документов, подтверждающих квалификацию, и результата как профессиональный охранник он не принесет.

Часто приходится сталкиваться с таким возражением, что сторож дешевле обходится, находится в прямом подчинении, выполняет ту же работу, поэтому он надежнее и выгоднее охранника из ЧОП.

В таких случаях я предлагаю сравнить, за что платят охраннику ЧОП, и за что получает деньги сторож!

Охранник ЧОП — проверенный по всем базам, лицензированный, обученный, подготовленный сотрудник.

Несет материальную ответственность за сохранность имущества, обучен выявлять противоправные действия, предотвращать их, задерживать нарушителя. Охранник в состоянии грамотно составить акт, протокол, обучен действиям при возникновении террористической и пожарной угрозы, может оказать необходимую первую медицинскую помощь пострадавшим. И не надо забывать, что за плечами почти каждого охранника стоит ГБР.

Когда вы страхуете имущество в страховой компании, вы платите за то, что при возникновении каких-либо обстоятельств, повлекших порчу, либо утрату этого имущества вам компенсируют понесенные потери. Аналогично и с ЧОП! Заключая контракт с частным охранным предприятием вы «страхуете» не только свое имущество, но порой и свою жизнь.

Охранник получает вознаграждение за комплексное обеспечение безопасности на объекте.

Сторож — мутный непонятный персонаж со своими «скелетами в шкафу», (зачастую есть что скрывать), с определенными проблемами, не прошедший медицинского освидетельствования, дактилоскопии.

Не несет материальную ответственность и не сможет возместить ущерб при инциденте! Он и не полезет лишний раз, ему своя шкура дороже. Он нажал на тревожную кнопку, приехали или нет не важно. И даже на кнопочку нажать не сможет, потому что если нет денег на охранника, то на кнопочку уж точно не выделили.

В случае хищения либо порчи имущества, сторож разводит руками и говорит о том, что это не его проблемы, надо было нанимать охранное предприятие.

Получает зарплату «просто так» за то, что проводит время на объекте.

Здесь основная проблема в том, что всем охранным сообществом надо бороться с нелегальным бизнесом в нашей сфере, с нелегальными «сторожами» и «вахтерами», которые не имеют права осуществлять охранную деятельность без соответствующих документов.

На международном уровне об охранных предприятиях и детективных службах снимаются фильмы, рассказывается о них в телепередачах, как о героях и защитниках, чем занимаются, как работают.

— Наш журнал пытается переломить создавшийся стереотип, но проблема в том, что мало кто дает запрашиваемую информацию. У нас же на специальной военной операции тоже охранники стоят и охраняют детские сады, дошкольные учреждения. Сняли проблему с Росгвардейцев по охране и заступили на посты сами. К сожалению, есть потери среди наших охранников, есть и без вести пропавшие. Но люди там стоят не уходят. Мы — единственный отраслевой журнал, который об этом говорит. Пытаемся не то чтобы популяризировать, но донести до всех, что охранное сообщество — это последний рубеж вашей безопасности. На первом рубеже стоит армия. На втором рубеже — полиция, а на третьем — последнем рубеже, стоит частных охранник.

— Вы, как СМИ, делаете большой вклад в популяризацию профессии «охранник». Но этим в первую очередь должны заниматься наши профессиональные объединения, такие как ФКЦ РОС, различные Ассоциации, СРО и т. п.

Кроме как у вас в журнале, я не видел нигде информацию о том столько преступлений предотвращено нашими коллегами, сколько задержаний преступных элементов произведено с помощью частной охраны. Охранники точно так же как и полицейские гибнут на постах, а никто об этом не рассказывает.

Простой пример. Когда проходят курсы по системе МВА, прежде чем начать обучение, предлагают посмотреть несколько «заряжающих фильмов». И в основном это фильмы про Макдональдс (как строить бизнес и зарабатывать), «Волк с Уолл-стрит» (как уметь продавать) и т. п. И в зависимости от направления, по которому ты учишься, тебе предлагают соответствующий фильм для мотивации и осознания значимости профессии. Можно найти фильм про бухгалтера, даже про автозаправщицу. И я, обучаясь по системе MBA думал: «Какой фильм начинающему охраннику посмотреть, чтобы он вдохновился тем, что он выбрал эту профессию?» А вот такого нормального фильма про охранника в России нет.

Что же касается специальной военной операции, она показывает, что ЧОП сейчас готовы встать на защиту безопасности населения. Мы отправляем списки сотрудников для прохождения службы в зоне конфликта, а нам говорят мест нет, все забронировано, благодарят охранные сообщества за то, что хорошо отреагировали.

— Интересно, а каким вы видите будущее охранной отрасли в России?

— Проще сказать, каким бы я хотел видеть охранный бизнес…

Хотелось бы, чтобы наш бизнес развивался. Я скорее всего не увижу конечного результата. Почему? Потому что все-таки хотелось бы построить прозрачный и понятный бизнес с таким же прозрачным и понятным законодательством, такой, строительством которого наша команда сейчас занимается. Строить работу УК и ЧОП таким образом, чтобы ЧОП существовали сто лет и больше, превращаясь в доходный семейный бизнес, который передавался бы от отца к сыну. Чтобы позиционировался как настоящий бизнес, чтобы владельцев частного охранного бизнеса знали и уважали за их репутацию и за их работу. Если бизнес правильно поставлен и работает, соответственно это помощь обществу и признание от него.

Вообще — охранный бизнес вечен и достаточно перспективен! Многие столетия он существует и все это время трансформировался и совершенствовался, став в итоге вполне самодостаточной легальной отраслью как во всем мире, так и в России. Наш бизнес развивается вместе с обществом и техническим прогрессом быстрее всех. Ведь чем технологичнее угроза, тем еще более технологичнее должна быть защита от нее. Достаточно сравнить с какими техническими средствами и с какой аппаратурой работали ЧОП в 2000 годах и с какими сейчас, и все станет понятно. Охранный бизнес все больше и больше уходит в техническую и цифровую плоскость, но ведь все эти устройства кто-то должен будет обслуживать. Человеческий фактор отменить невозможно, все равно останутся охранники, руководители, которые этим занимались и будут заниматься на более высоком уровне. Я вижу только развитие, развитие и еще раз развитие.

— В заключение интервью три наших стандартных вопроса:

1. Если бы вам предоставили возможность что-либо поменять в сфере частного охранного бизнеса, будь то закон или положение, что-то одно, что бы вы поменяли, чтобы было легче и удобнее вести бизнес?

— Я думал над этим вопросом. Изначально мне казалось, что надо поменять налоговую нагрузку, как это практикуется в западных странах. Там охранным предприятиям, которые оказывают услуги по государственным контрактам, предоставляется определенный налоговый дисконт и дополнительные льготы. Но на сегодняшний день я считаю, что ничего не надо менять. Все само меняется, все нормально идет. Руководители, которые сейчас стоят у власти охранного бизнеса, понимают, что они делают. В принципе те регламенты, которые они сейчас составляют, инструкции, поправки, все это нормально, объективно, всему свое время. Глобально на сегодняшний день я бы ничего не менял. Даже проблема с популяризацией охранной отрасли со временем решится. Все остальные моменты тоже не глобальны, потому как с развитием аутсорсинговых компаний, которые уменьшат нагрузку на голову руководителю, будет проще заниматься бизнесом. Здесь как раз и востребован наш продукт, которым в скором времени будет пользоваться практически каждый грамотный руководитель ЧОП, смотрящий в перспективу. Посему налоги платить надо, их нельзя трогать. А изменить нужно только подход к ведению бизнеса.

2. Следующий традиционный вопрос: что вы можете посоветовать своим молодым коллегам, которые только начинают свой путь в охранном бизнесе?

— Разделю на два совета.

Первый адресую тем, кто пытается открыть свой бизнес и собираются этим заниматься:

Не лезьте на госконтракты и тендерные закупки, не демпингуйте и вы не попадете в истории, в которые попадать нельзя. Сначала наберитесь опыта. Обратите внимание на то, что 52% рынка еще не занято. Идите туда, где сейчас есть нелегальная охрана: стоят контроллеры, вахтеры, сторожа. Делайте коммерческие предложения и ставьте там легальную охрану. Это отличная школа для любого начинающего руководителя. Либо через пару-тройку лет вы получите ЧОП с авторитетной историей, способный решать любые задачи по охранным услугам, либо поймете, что это не ваш бизнес.

Второй совет тем, кто задумывается над оптимизацией бизнес-процессов и думает о перспективах развития:

Приобретайте нашу франшизу, с ней вы получаете опытный коллектив руководителей, которые подскажут, покажут, и помогут быстрее и легче пройти путь становления, наладить производственные процессы, научат планировать доходы и как следствие больше заработать. В результате вы получите:

  • постоянных клиентов;
  • полностью отрегулированный бизнес;
  • обширные деловые связи как в охранном бизнесе, так и в спортивном мире.

— И последнее… Этот год у нас Юбилейный: 30 лет частной охранной деятельности в России. Ваши поздравления коллегам, либо добрые слова.

— Я, Шипицин Егор Игоревич, как один из собственников охранного бизнеса, от всей души хочу поздравить всех причастных к данной деятельности. Поддерживаю и сопереживаю всем, кто работает в этой нелегкой, но очень нужной сфере услуг. По собственному опыту знаю обо всех недостатках и преимуществах данного направления и поэтому хочу пожелать следующее:

  • будьте внимательны к Заказчикам, и они непременно наградят вас благодарностью;
  • будьте бдительны, и вы обязательно увидите результат в качестве услуг;
  • уважайте своих сотрудников, и они станут для вас самой лучшей командой;
  • любите свою работу, и она даст вам возможности для развития;
  • не забывайте уделять время семье, и близкие всегда поддержат вас во всех начинаниях.

Давайте же заслужим лидирующие позиции в своей сфере, обеспечим надежную безопасность своих клиентов, общества и страны! Желаю всем крепкого здоровья, стальных нервов и пуленепробиваемого спокойствия