Опрос
В Госдуме намерены рассмотреть повышение возрастного ценза на приобретение оружия до 21 года. А Вы согласны с этим изменением?

НОВЫЙ КОНТРАКТ. С ЧЕМ ПРИДЁТСЯ СТОЛКНУТЬСЯ ЗАКАЗЧИКУ ОХРАННЫХ УСЛУГ

Многие руководители прекрасно понимают: от того, как пройдет четвертый квартал, когда проходят основные закупки, будет «сытым» или «голодным» следующий год.

Какие же можно сделать начальные наблюдения по первым шагам, предпринимаемым участниками этих торгов? Из практики: заказчики, как правило, пересматривают прошлогоднюю закупочную документацию и берут прежний проект договора (контракта) на охрану, меняют дату. Однако редко кто из заказчиков и исполнителей задумался о том, что основным положением в договоре на оказание охранных услуг является предмет договора, так как при возникновении судебных разбирательств на это обращается особое внимание.

Так, ст. 779 Гражданского кодекса РФ раскрывает только тему договора возмездного оказания услуг, но не отражает её сути. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определённые действия или осуществить определённую деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги – и на этом всё. Как мы видим, понятие довольно размытое, конкретика отсутствует. Вот наши заказчики, не понимая сути деятельности охранных предприятий, начинают изобретать сам предмет договора кто во что горазд. Встречались такие фразы, как «оборона территории, оборона и защита жизни и здоровья людей, защита помещений, охрана общественного порядка на территории и пр.», а то и вообще курьёзные, как «сбор упаковочной бумаги, установка и подключение электросчётчика». Например, в г. Королёве Московской области МАДУ «Детский сад № 40» в предмете договора указал «обеспечить охрану объекта с целью своевременного предупреждения или пресечения фактов противоправных действий со стороны лиц, нарушающих общественный порядок, имущественные права и интересы заказчика».

Бывает, что заказчики путают даже понятия «вооружён» и «оснащён»; по их мнению, охранник может быть вооружён спецсредствами и оснащён огнестрельным оружием.

Мало того, сам предмет договора заказчики стараются вынести в техническое задание, мотивируя тем, что это задание является приложением к договору. Но если детально разобраться, был составлен договор о чём-то, – так и укажите в договоре, о чём он, т.е. сам предмет договора. Получается какая-то чехарда: предмет договора находится в техническом задании, в самом договоре несколько листов, исписанных положением закона об охранной деятельности, штрафными санкциями к исполнителю, а о выделении рабочего места охраннику вообще не сказано. Зачастую в нарушение требований ст. 9 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» даже не указан номер лицензии охранного предприятия, кем выдана и срок действия.

Итак, если законодатель не дал точного определения предмету договора, есть судебная практика, причём высших судов, на которую зачастую опирается суд при вынесении решений по тому или иному делу. Она гласит, что частное охранное предприятие оказывает услуги только на объектах, территориях и по адресам, которые определены в предмете договора. Предметом договора могут быть только те виды услуг, осуществление которых не противоречит Уставу охранного предприятия и лицензии частной охраной организации, а также законодательству РФ.

С правовой точки зрения это вполне логично. Законом РФ определён перечень разрешённых видов услуг при осуществлении охранной деятельности, это отражено в Уставе предприятия и нет там фраз «оборона территории либо защита помещений», а также «охрана общественного порядка», что является задачей полиции. В таком случае если в договоре присутствуют такие «корявые» виды услуг, то договор юридически можно признать недействительным, а соответственно за его исполнение можно и не платить. О признании договора на оказание услуг недействительным судебная практика есть, и услуга не оплачена. Правда, мотив был другой, но факт есть факт.

В данном типовом контракте на оказание охранных услуг наконец-то предусмотрено не только указание о наличии лицензии охранного предприятия, но и п. 1 «Предмет договора» самой сути предмета, причём детально указано, что исполнитель обязуется оказывать охранные услуги с необходимостью указания вида услуги предусмотренного ст. 3 Закона РФ от 11 марта 1992 года № 2887-1 «О частной детективной и охранной деятельности в РФ».

Если вновь обратиться к данному Закону РФ, то в ст. 9 законодатель определил, что в договоре на оказание охранных услуг должен быть отражён не только вид, но и содержание услуг, чего, к сожалению, нет в этом типовом проекте, а вынесено, видимо, в техническое задание, а может, ещё куда-то.

В содержании услуги охраны, текста предмета договора, по моему мнению, должна присутствовать следующая фраза: «охрана осуществляется путём выставления (патрулирования) одиночного (парного) поста охраны в круглосуточном режиме, без оружия (с гладкоствольным оружием, марки), оснащённого специальными средствами». Текст можно менять в зависимости от требований заказчика, но смысл тот же. Тогда понятно, для чего выставляется, в каком режиме, сколько и с чем. Необходимо указать не только адрес объекта, но и его назначение. Вот другой пример: Департамент культуры г. Москвы разместил аукцион на оказание услуг охраны в интересах музея им. Островского. Вроде бы понятно, что надо охранять музей. А вот и нет. Два дня представители одного из ЧОПов пытались понять, что же надо охранять, причём сами заказчики ничего вразумительного ответить не могли. Выяснилось, что необходимо охранять музей-квартиру академика Сытина.

Также и по остальному тексту типового контракта есть вопросы.

Пункт 2.1.3: «Представить заказчику в течение одного рабочего дня после заключения настоящего контракта список работников, на которых возложено непосредственное выполнение обязанностей по охране объектов и лиц». Такие требования – «кабальные» и во многом носят формальный характер, просто отписка. Редко можно найти руководителя ЧОО, который, до подписания контракта, твёрдо знает какие именно охранники будут нести службу на данном объекте. Для этого требуется время, так как свободных работников к моменту заключения договора практически нет.

Возникает другой вопрос: а для каких целей заказчику нужен это список? Ведь порой заказчик требует и паспортные данные охранников, номера УЛЧО, место жительства, а ведь Закон РФ о защите персональных данных охраняет право работника на защиту личной информации. Где гарантия, что кто-то из рядов заказчика не воспользуется данной информацией? Не знаю таких фактов, чтобы при заключении договора между юридическими лицами на оказание услуги либо выполнении каких-то работ предоставлялись списки уборщиц, водителей, землекопов, слесарей, сантехников и т.д. В правовом плане выполнение договорных обязательств будет нести юридическое лицо, а не тот охранник, который указан в списке.

 

Следующее положение по тексту контракта.

В п. 2.2.1 прописано, что заказчик обязан обеспечить исполнителя помещениями. Тогда в данном случае это тянет за собой наличие договора аренды этих помещений. Если так, то налоговая инспекция будет это расценивать как создание обособленного подразделения и требовать выплачивать налоги по месту нахождения этого охраняемого объекта.

Далее в этом же пункте указано, что заказчик обязан оборудовать рабочие места (посты) на объекте согласно техническому заданию.

В типовом контракте нет фразы, что рабочие места (посты) должны быть оборудованы согласно санитарно-бытовым условиям. Был эпизод, когда при охране больницы охраннику выделили рабочее место в котельной на стульчике у входа. Или следующий пример. Четыре года назад на территории Новой Москвы вновь построенная база ЖКХ и благоустройства объявила запрос котировок. Одно из охранных предприятий вышло победителем, заключили договор на охрану. Приехав на место, увидели, что база окружена забором, есть КПП в новом здании, всё красиво. Правда, нет туалета, нет воды, нет электроэнергии, нет отопления, а на улице конец ноября. Заказчик заявил, что не успели всё сделать, но коли вы взялись охранять, так охраняйте. Через несколько дней ЧОП расторгает договор на охрану ввиду невозможности нахождения людей в таком помещении при круглосуточном режиме и получает вдогонку неустойку в несколько десятков тысяч за расторжение в одностороннем порядке.

Такие факты не редкость. Одному директору ЧОПа пришлось продать автомобиль, чтобы обеспечить вагончиком, дизель-генератором и биотуалетом вновь взятый под охрану объект, который выиграли по аукциону. Вот к чему может привести отсутствие в договоре фразы: «выделяется рабочее место согласно-санитарно-бытовым условиям».

Также в этом типовом контракте нет следующего пункта, который, на наш взгляд, просто необходим:

– объект, передаваемый под охрану, должен отвечать техническим требованиям укреплённости, наличие освещения, средств охранно-пожарной сигнализации, видеонаблюдения, в случае выявленных нарушений всё это отражается в акте приёма объекта под охрану.

В контракте на охрану целесообразно прописать необходимость выполнять все рекомендации исполнителя, предварительно согласованные с заказчиком по обеспечению безопасности персонала и имущества заказчика. Рекомендации должны передаваться заказчику официально в письменном виде и реализовываться за счет заказчика, и если в контракте не указан такой вид услуги, как консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств, то выполнять его оказывается необязательно.

Из опыта и практики охранной деятельности мы знаем: не все заказчики добросовестно относятся к сохранности своих материальных ценностей. В первую очередь они надеются, что в случае хищения охрана возместит убытки, т.к. договор заключается с полной материальной ответственностью, либо, если имущество застраховано, возместит страховая компания. Поэтому заказчики не утруждают себя тратами на техническую укреплённость, освещение, сигнализацию, видеонаблюдение. Даже если заказчик и получит возмещение ущерба от страховой компании, то она взыщет эти деньги с охранного предприятия. А как они умеют это делать, многие руководители ЧОО прекрасно знают. Во избежание таких серьёзных последствий важно, чтобы руководитель охранного предприятия в собственных интересах, официально в письменном виде, под роспись на втором экземпляре направлял заказчику рекомендации по технической укреплённости и предложения по охране имущества. В этом случае при требовании возмещения ущерба любой суд примет сторону охранного предприятия. Есть примеры, когда на стадии досудебной подготовки материалов заказчик уже отказывался от своих претензий, увидев на руках исполнителя несколько копий письменных уведомлений о недостатках и предложений по их устранению.

Далее по тексту контракта, касаемого вопросов ответственности. Как видно из типового контракта, основная ответственность за всё лежит на охране, а заказчик только штрафные санкции накладывает, которые изложены на двух с половиной листах. Это как в пословице: «куры не несутся – охрана виновата».

Приказом утверждён типовой контракт, и его нужно исполнять. А вот теперь хотелось бы понять, какова мера ответственности за невыполнение данного приказа, кто будет виноват и каковы санкции?

Предположим, направляет руководитель ЧОПа в ОЛЛР Росгвардии копию контракта, как это требуется, с уведомлением о взятии объекта под охрану. А контракт составлен не в соответствии с требованиями приказа Росгвардии об утверждении типового контракта.

Возникает вопрос: к кому претензия – к заказчику или исполнителю? Хотя все знают, что контракт на подписание исполнителю представляет заказчик.

Выборочный анализ показывает, что некоторые заказчики не стремятся исполнять данное требование к типовому контракту, хотя прошло четыре месяца с момента его опубликования.

Приведём некоторые факты:

24 сентября 2020 года, ГКУ г.Москвы Дирекция заказчика ЖКХ и благоустройства Юго-Восточного административного округа разместило закупку на оказание услуг по охране жилых и нежилых помещений в многоквартирных домах, освобождённых при реализации Программы реновации жилищного фонда в городе Москве и Программы «Жилище» (среди СМП) (ЕИС № 0373200041120000493). На письменный запрос о нарушении требований к типовому контракту, размещённому на ЕИС, письменно ответили (цитата): «По нарушению проекта контракта в соответствии с требованиями Росгвардии о типовых контрактах отметим, что актуализация типовых форм документов осуществляется в сроки и порядке, установленные Департаментом города Москвы по конкурентной политике (пп. 6.5 ст. 6 Стандартизация закупок Положения). На момент публикации электронного аукциона, типовые формы были актуализированы Заказчиком в системе ЕАИСТ».

Вот ещё факт:

Акционерное общество Управление по проектированию общественных зданий и сооружений «Моспроект-2» имени М.В. Посохина 27 сентября 2020 г. объявило открытый конкурс на услуги охраны (ЕИС № 32009526649). В проекте гражданско-правового договора предмет договора указан, как (цитата): «Исполнитель обязуется по поручению Заказчика оказать услуги в объёме, установленном в Техническом задании (приложение №1 к настоящему Договору, являющееся его неотъемлемой частью) (далее Техническое задание), Заказчик обязуется принять результат оказанных услуг и оплатить его в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим Договором». И всё ни места оказания услуг, ни вида. На письменную просьбу разъяснить, почему проект контракта на охранные услуги составлен с нарушениями требований Росгвардии к типовым договорам на охранные услуги, заказчик отвечает, что «Заказчиком применяется типовая форма документов закупки, в том числе типовой проект гражданско-правового договора, который создан посредством функционала Единой автоматизированной информационной системы торгов г. Москвы (ЕАИСТ), согласован главным распорядителем бюджетных средств Департаментом строительства г. Москвы и утверждён Тендерным Комитетом Департамента по конкурентной политике г. Москвы. В настоящее время у АО «Моспроект-2» им. М.В. Посохина отсутствует возможность вносить изменения и корректировки в указанный документ».

Вот и всё, круг замкнулся. Получается, что таким заказчикам закон не писан, у них свои понятия.

Следующий факт:

26 сентября 2020 года электронный магазин Московской области, закупка №1405905, предмет контракта «услуги охраны для обеспечения комплексной безопасности здания (строения, сооружения, объекта) Петровской общеобразовательной средней школы Московской области», непонятно, какого района. Я знаю с. Петровское в Наро-Фоминском и Истринском районах, может, ещё где есть. Заказчик ссылается, что проект контракта на охрану утверждён распоряжением Главного управления региональной безопасности Московской области от 23 апреля 2019 года № 16-РГУ. В этом проекте контракта отсутствуют номера лицензии, предмет договора, идёт ссылка на техническое задание, в котором перечислено всё, кроме описания объекта закупки, и даже нет конкретного адреса расположения объекта.

Получается, они и не слышали о существовании типового контракта, утверждённого Росгвардией.  

Не лучше обстановка с понятием предмета договора на охрану обстоит и на федеральных объектах. Например, Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве» предмет договора в контракте указало, что заказчик поручает и передает, а исполнитель принимает под круглосуточную охрану недвижимые вещи (включая здания, сооружения, строения), движимые вещи (включая транспортные средства, грузы, товарно-материальные ценности, строительные материалы и конструкции, денежные средства, ценные бумаги). Здесь почему-то мебель не указали и какие могут быть строительные материалы и грузы в Центе гигиены и эпидемиологии в офисном здании в центре Москвы.

И таких примеров достаточно много.

Вместе с тем выборочный анализ вопросов внедрения нового типового контракта в других регионах России, размещённых в ЕИС, показал, что в Омской, Тюменской, Свердловской областях, Республике Крым и других субъектах уже грамотно прописан предмет контракта на охрану объекта и его положения изложены в соответствии с требованиями законодательства. Видимо, туда быстрее дошло требование Росгвардии к типовым проектам контракта.

Сергей ЛЯКИШЕВ,

генеральный директор ООО «Юридическая фирма «ДЕ-ЮРЕ»,

член комитета по безопасности предпринимательской деятельности

Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, 

член Союза журналистов Москвы,

ведущий эксперт Издательского дома «Мир Безопасности+»

Дата публикации: 2.11.2020